QR-кодизация населения. Круглый стол в Госдуме 08.12.21

8 декабря 2021 г. в Государственной Думе ФС РФ фракция КПРФ провела круглый стол на тему: «Законодательное обеспечение противодействия распространению новой коронавирусной инфекции в Российской Федерации».

На круглом столе от «РОДИТЕЛЬСКОГООТПОРА.РФ» выступила Елена Викторовна Чекан с докладом: «Введение QR-кода нарушает конституционные права российских граждан и значительно затрудняет ведение предпринимательской деятельности»:

В своем выступлении мне хотелось бы осветить те аспекты нашей жизни, которые связанны с возможным введением QR-кодов в повседневную практику российских граждан, в связи с чем люди могут столкнуться с сегрегацией по признаку наличия – отсутствия этого кода.

Согласно справочной информации, QR-код (от английского Quick Response code — код быстрого реагирования) – это метка, содержащая информацию об объекте, к которому она привязана. Изначально этот код был разработан для японской автомобильной промышленности, а впоследствии получил широкое распространение для идентификации различных объектов.

В предлагаемых законопроектах (№ 17357-8, № 17358-8) планируется использовать QR-код для идентификации и разделения российских граждан по признакам наличия – отсутствия прививок от коронавирусной инфекции, что послужит ограничением в возможности покупать железнодорожные и авиа – билеты, посещать выставки, торговые центры,  рестораны, места общественного питания и др. Другими словами, авторы данных законопроектов предлагают ограничить конституционные права граждан на свободу передвижения, использования федеральной инфраструктуры и иные фундаментальные права российских граждан только на основании информации, записанной в QR-коде.

Тезис авторов законопроекта о том, что с помощью ограничительных мер, построенных на использовании QR-кодов, можно существенно исправить эпидемиологическую обстановку, не выдерживает никакой критики. Согласно заключениям ведущих специалистов, в области иммунологии: «… QR-код не является свидетельством безопасности человека и не является защитой от инфекции, так как заражаются и болеют привитые и не привитые люди». Выводы российских ученых нашли подтверждение в октябрьском номере международного медицинского журнала «The Lancet».

Таким образом, попытки правительства привязать внедрение цифровых QR-кодов к проблеме остановки распространения коронавирусной инфекции на уровне федерального законодательства, являются не состоятельными и входят в противоречие с основным законом РФ – Конституцией. Ч.2 ст. 19 Конституции Российской Федерации гласит: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина.… Запрещаются любые формы ограничения прав граждан». Но введение ограничительных мер по признакам наличия или отсутствия у человека QR-кода нарушает данную статью Конституции. Необходимо отметить, что QR-код содержит информацию о персональных данных гражданина РФ (фамилия, имя, отчество, возраст и т.д.), с которыми этот гражданин не может ознакомиться без специальных средств считывания этого кода, а также повлиять на их формирование. Таким образом, нарушается ч. 2 ст. 24 Конституции РФ. Граждане РФ ущемляются в своих правах распоряжаться своими собственными персональными данными, что противоречит статьи 55 Конституции РФ.

Согласно данных Законопроектов,  граждане без QR-кода становятся изгоями общества.

Принуждая российских граждан через систему QR-кодов к вакцинации, авторы рассматриваемых законопроектов, почему то умалчивают об обязанности государства гарантировать своим гражданам, что используемые вакцины являются безопасными препаратами и прошли полный курс клинических испытаний. К сожалению, в отношении применяемых вакцин мы имеет крайне печальную картину. По данным Минздрава РФ (официальный сайт), а также в Инструкциях по применению вакцин указано, что «Спутник V» (Гам-Ковид-Вак), «ЭпиВакКорона» и «КовиВак» зарегистрированы по ускоренной процедуре, предусмотренной Постановлением правительства РФ № 441 от 03 апреля 2020 г. «…на основании неполных данных клинических исследований». Таким образом, предлагаемые законопроекты фактически принуждают российских граждан участвовать в медицинском эксперименте, испытывая на себе лекарства, которые не прошли все клинические испытания под угрозой не получить «заветного» QR-кода и не стать людьми «второго сорта», которым запрещено появляться в общественных местах, посещать выставки, театры и рестораны. В этом случае прямо нарушается ст. 21 Конституции России, в которой указано, что «… Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам».

Авторами законопроекта не проведена оценка воздействия закона о необходимости введения в обязательном порядке QR-кодов на малый и средний бизнес, осуществляющий свою деятельность в сфере обслуживания населения. По оценкам экспертов последствия такого нововведения для бизнес-сообщества будут самыми негативным .

В соответствии с законодательными актами об обязательном использовании QR-кодов, государство фактически ставит бизнес в сфере обслуживания населения между «двух огней»: с одной стороны, у бизнеса нет правовых оснований и реальных механизмов требовать от клиентов и посетителей QR-коды и удостоверения личности, а с другой стороны, местные и федеральное правительства принуждают его таким неправомерным действиям. Бизнес, таким образом, оказывается под двойным риском: он может получать иски от клиентов о нарушении их потребительских и конституционных прав и штрафы от госорганов за неисполнение их распоряжений и необеспечение абсурдного режима работы предприятий.

Таким образом, при введении в действие предлагаемых законопроектов, государство совершает серьезную ошибку, лишая работы тысячи граждан из сферы обслуживания, заставляя малый и средний бизнес полностью или частично переходить к «серым схемам» (что сократит реальные налоговые поступления), а также создавая социальную напряженность.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что предлагаемые законопроекты, которые якобы заботятся о здоровье российских граждан, реально преследует интересы не граждан Российской Федерации, которых законодательно принуждают к вакцинированию непроверенными препаратами и ограничивают их права наличием/отсутствием QR-кода, а крупного IT бизнеса, который получит миллиардные поступления из госбюджета на создание и обновление программного обеспечения, разработку и обслуживание информационных систем.

В этом плане показательна история развития IT-бизнеса в сфере «Онлайн образования» в период пандемии и «локдауна» 2020 г., когда школы в принудительном порядке (без учета всех местных особенностей) заставили перейти на дистанционное образование. При этом дети получили проблемы с физическим и психическим здоровьем и крайне низкий уровень знаний, а рынок IT-образования в России, по данным журнала «Forbes», только за 2020 г. вырос до 65 млрд. руб.

История показывает, что самые страшные диктатуры, ограничивающие права и свободы людей создавались под предлогом заботы о здоровье и социальном благополучии этих людей.

Учитывая интересы граждан России, данные законопроекты не могут быть приняты Государственной Думой РФ.

Ознакомится с полной версией доклада можно  по ссылке: Доклад Чекан Е.В. в ГД РФ 08.12.2021 г.

Доктор юридических наук, профессор, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации), Понкин Игорь Владиславович, предоставил следующее Заключение на проект федерального закона № 17357-8 «О внесении изменений в Федеральный закон “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” (в части введения некоторых ограничительных мер в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции)» в части введения QR-кодов:

Проектом федерального закона № 17357-8 «О внесении изменений в Федеральный закон “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” (в части введения некоторых ограничительных мер в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции)», внесённый в Государственную Думу Правительством Российской Федерации 12.11.20211 (далее – законопроект, проект федерального закона) предусматривается введение документации, содержащей «двухмерный штриховой код (QR-код)», подтверждающей проведение профилактической прививки против новой коронавирусной инфекции (SARS-CoV-2) или наличие противопоказаний к проведению прививки либо подтверждающей факт перенесения заболевания COVID-19, вызванного этой инфекцией, в качестве обязательного условия посещения мероприятий, организаций и объектов (за исключением продуктовых магазинов и аптек), перечень которых будет определяться решением высшего должностного лица соответствующего субъекта Российской Федерации (пункты 1 и 2 статьи 1 законопроекта), в связи с ограничениями, вызванными указанной новой коронавирусной инфекцией (вводимая статьёй 1 законопроекта новая статья 31.1 «Порядок оказания услуг в случае угрозы распространения новой коронавирусной инфекции» Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»).

К настоящему времени QR-коды широко применяются для маркировки и представления товаров и услуг, и в этом качестве обоснованность их применения замечаний и существенных претензий, связанных с защитой прав и свобод граждан, не вызывает. Однако применение QR-кодов в отношении личности человека – это уже принципиально иная ситуация.

Основной проблемой рассматриваемого законопроекта, имеющей принципиальный характер, является именно атрибутирование собственно QR-кода человеку, человеческой личности в качестве подмены (в конкретных его действиях по предъявлению / подтверждению данных о его вакцинации или перенесённости им заболевания COVID-19) его фамилии, имени и отчества (и данных удостоверяющего личность документа), либо в качестве подмены его фиксированного документа, определяющего его статус и фактические возможности беспрепятственной реализации им своих прав и свобод.

Основной причиной внедрения технологии QR-кодов, осуществляемого данным законопроектом, с высокой вероятностью, является наличие латентных целей и заинтересованности, связанных с созданием универсальной системы контроля за гражданами при помощи цифровых технологий, в рамках которых технология QR-кодов является ключевым инструментом (поскольку в этот инструмент изначально заложена возможность динамического изменения информации, «привязанной» к конкретному QR-коду, размещённой на интернет-ресурсах, доступ к которым ограничен).

Создаваемые проектом федерального закона в случае его принятия правовые предпосылки и условия, способствующие нарушению права гражданина на доступ к информации, касающейся его личности, а также влекущие унижение достоинства личности при применении технологии QR-кода, заключаются в том, что человек не способен без специальной считывающей и декодирующей аппаратуры воспринять и понять содержание информации, которая «привязана» (через отсылку к URL-адресу) к присвоенному (атрибутированному) ему QR-коду. Таким образом, лицо, которому присвоен QR-код, будет вынуждено использовать его, по сути дела, вслепую, не понимая, что ему там вменили или атрибутировали, как его в информации по соответствующему URL-адресу назвали или что относительно его возможностей и будущего там уже предписано, тем самым, вынужденно соглашаясь со всем информационным содержанием, отражаемым QR-кодом в отношении самого этого лица.

Товарное применение QR-кода длительное время реализуется в отношении к объекту товарных свойств – домашнему животному собаке, когда именно QR-код наносится на «собачий жетон» (dog tag), содержа информацию о владельцах этого животного. И в этих условиях присвоение QR-кодов людям является унизительным для них. Отсылка к «собачьему жетону» (dog tag) обоснованна, во-первых, в силу прямой аналогии внешних графических особенностей этих кодов, а во-вторых – в силу очевидной неспособности животного тоже прочесть и понять, что зашифровано в этом семиотическом объекте, присвоенном ему и определяющем его статус и будущее. 

        Выводы:
1. Решение об использовании QR-кодов для целей противоэпидемических мероприятий, в части использования таких кодов как оснований (при их предъявлении) выявления / подтверждения факта вакцинированности лица или перенесённости им заболевания COVID-19, является юридически дефектным.
2. Использование для этих целей QR-кода в качестве идентификатора, закрытого от непосредственного прочтения, понимания (в части содержания) и контроля человеком, которому такой код присваивается, является выраженно унижающим достоинство личности человека, тем более в условиях возможности удалённого динамического и многократного изменения отражаемого этим QR-кодом содержания информации без ведома и извещения «носителя» QR-кода о сути, форме и размерности таких изменений.
3. Законопроект создаёт правовые возможности для грубейшего нарушения прав лиц, не способных по уважительным причинам пользоваться современными цифровыми технологиями и не имеющих возможности иметь в распоряжении средства получения, хранения и считывания QR-кодов.

В силу вышесказанного, проект федерального закона № 17357-8 «О внесении изменений в Федеральный закон “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” (в части введения некоторых ограничительных мер в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции)» не отвечает требованиям правовой обоснованности и правовой соразмерности, создаёт предпосылки и условия массовых грубых посягательств на человеческое достоинство граждан, вступая в противоречие со статьёй 21 Конституции Российской Федерации, гарантирующей правовую охрану достоинства личности человека.

Ознакомится с полной версией Заключения можно по ссылке: _Понкин И.В. Заключение от 07.12.2021 по ПФЗ о QR-кодах (http://moscou-ecole.ru)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector