Родители отговорили законодателей «спасать» детей из семьи

Игорь Серебряный, 16 ноября  2020 г.

Руководитель общественного совета в Госдуме по защите семьи от ювенальных технологий Николай Мишустин (сам отец шестерых детей), напомнил «Эксперту Online», что пропоненты «ювеналки» не первый год пытаются облечь свои идеи в законодательную форму не мытьем, так катанием.

«В прошлом и нынешнем созывах Госдумы мы провели более двадцати круглых столов — по числу вносившихся инициатив, направленных на разрушение института семьи», — сказал он.
Среди таких инициатив Мишустин называет закон о социальном патронате (2013), законопроект о бытовом насилии (2019), и еще полтора десятка других инициатив федерального и регионального уровней. Часть из них была принята, часть — как сегодняшний — отвергнута парламентариями.
Все эти инициативы, хотя в них затрагиваются совершенно различные аспекты семейных отношений, имеют общий знаменатель: передать естественные функции семьи по отношению к детям государственным органам, указывает он.
«Все ювенальные технологии западного образца используют иезуитский прием: права ребенка объявляются приоритетом перед правами родителей.   То есть семья объявляется институтом, который эти права ограничивает по определению, поскольку такое ограничение проистекает из самого наличия у родителей обязанностей по воспитанию своих детей. То есть исполнение родительских обязанностей по этой извращенной логике воспринимается как покушение на права ребенка», — объясняет эксперт.
Значит, это кому-то нужно
Помимо абстрактных идеологических мотивов, ювенальщиками и их лоббистами движет сугубо практический интерес, утверждает он.
«В одной только Москве на каждого детдомовца стоит очередь из порядка 500 приемных семей. Приемные семьи получают из московского бюджета около 40 тысяч рублей в месяц на каждого взятого под опеку ребенка, плюс алименты с биологических родителей, плюс возможность отжать у них жилье. Детский дом тоже получает миллион рублей из бюджета. Конвейер по перемещению детей из родных семей в патронажные очень щедро финансируется. Поэтому девять из десяти изъятых из родительских семей детей перемещаются в патронажные семьи», — утверждает однофамилец премьер-министра.
Раскручивается же этот «конвейер», по словам Мишустина, доносами учителей, врачей, полицейских. Самое страшное, добавляет он, когда детей подстрекают доносить на собственных родителей.
«В школах чуть ли не с первого класса детям внушают, что, если они поссорились с родителями, им надо не бояться рассказать об этом учителю или — в более старших классах — позвонить по специальному телефону доверия. Это становится орудием, которым подростки при прямом поощрении учителей шантажируют своих родителей — то есть токсичная система «павликов морозовых» насаждается на государственном уровне», — возмущается Мишустин.
Часто эта система бьет бумерангом по самим детям, которые в силу возраста не в состоянии предвидеть последствия своего доносительства на ближайших родственников.
Так, в 2012 году с собой покончила 15-летняя девочка, ранее изъятая вместе с двумя сестрами из семьи социальными службами Архангельской области по ее же собственному заявлению. В 2015 году в Москве 15-летняя девочка выпрыгнула из окна 9 этажа, когда опека приехала «спасать ее от родителей». В 2018 году наложил на себя руки 13-летний подросток в Ростовской области, которого органы опеки забрали прямо с урока в школе. Это не исчерпывающий перечень.
Подробнее в источнике: ссылка
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector